Типа юмор: Реальный вход/выход в/из кризиса

13507158_913488725439942_870661295644195057_nОбращение к губернаторам: Вы все равны. Держитесь там. И деньги держите крепко! А то, вдруг что, и мы придем к вам, а у вас уже ничего нет. Вам же тогда будет полный звездец… ЕБ)

Анатолий Лисицын:

http://yarnovosti.com/gallery/news_interview/236/11-2.jpg

«Нынешние губернаторы – фигуры несамостоятельные и политически ангажированные»

Сегодня, 26 июня, первому губернатору Ярославской области Анатолию Ивановичу Лисицыну исполняется 69 лет. Возможно, кто-то скажет, что день рождения — слишком уж банальный повод для интервью. Отчасти мы с этим согласны, но в то же время такой повод дает возможность задать вопросы, к текущей повестке не относящиеся, просто поговорить «за жизнь».

Итак, Анатолий Лисицын – о системе власти, патриотизме и умении хорошо выглядеть…

– Анатолий Иван13507158_913488725439942_870661295644195057_nович, Вы возглавили Ярославскую область, когда Советский Союз рухнул и было совершенно непонятно, что же появится на его обломках: молодое сильное государство или сырьевой придаток Запада. Что было самым сложным для Вас в то время?

– Самым сложным было собрать вместе абсолютно разных людей, сторонников разных, зачастую противоположных взглядов. Когда я формировал команду администрации Ярославской области, я старался привлекать молодых ребят, которые понимали, что необходимо строить рыночные отношения, ориентируясь на западную модель. С другой стороны, их должны были уравновешивать профессионалы советской школы, преимуществами которых были знания и опыт. Я все время пытался найти золотую середину, и это помогло избежать многих ошибок.

И второе… Я понимал, что необходимо выстраивать отношения с обществом, с народом. А общество представляло собой в то время «сборную солянку» из самых разнообразных политических группировок и течений. Поэтому я создал общественный совет, куда входили представители 120 организаций – партий, диаспор, союзов. Мы два раза в квартал собирались и выговаривались, много было крика, шума, но в конечном итоге мы приходили к какому-то консенсусу. Это было очень тяжело и сложно, но я осознавал, что главное – это общение, живой диалог с людьми.

– Когда разговор заходит о «капитанах ярославского бизнеса», можно часто услышать фразу: «Если бы не Лисицын, Якушев не стал бы Якушевым, а Мухин не стал бы Мухиным». Так ли это?

– Ну, это громко сказано. Эти люди были новаторами, которые первыми вошли в рыночные отношения. Может быть, они не всегда понимали, что делают, но на каком-то подсознательном уровне чувствовали, что будущее именно за частным бизнесом, за свободным рынком. Поэтому поддерживать таких предпринимателей было просто необходимо, они были как бы маяками для всех остальных коммерсантов.

Печально, что таких «маяков» нет сегодня. Люди, добившиеся успеха благодаря знаниям, смекалке, способности идти на риск, уступили место тем, кто разбогател за счет близости к нефтяной или газовой трубе.

– Сегодня в обществе устоялось мнение, что Лисицын был лучшим губернатором Ярославской области. А часто ли Вас критиковали во время пребывания у власти? И как Вы реагировали на критику?

– Критиковали меня и мою команду практически ежедневно. Мы ведь многого не знали, многому учились, поэтому ошибки были неизбежны. Но выручало нас то, что центр проводил очень разумную политику в отношении регионов. Сейчас фразу Ельцина «берите суверенитета сколько хотите» принято вспоминать с усмешкой, а ведь рациональное зерно в ней было. Губернатор мог, никого не опасаясь, защищать интересы своего региона. Был даже Союз губернаторов, возглавлял его тогдашний губернатор Московской области Тяжлов, а я у него был заместителем. Мы регулярно собирались, обменивались опытом, могли с какой-то инициативой выступить.

Приведу пример с визитом Лукашенко. В свое время мы тщательно готовились к приему такого важного гостя, тем более что у Ярославской области и Белоруссии всегда были мощные экономические связи. И вдруг мне звонят из Кремля и говорят: «Ельцин поругался с Лукашенко, найди повод и откажись его принимать». Я уперся тогда, сказал, что ни при каких обстоятельствах от встречи с Александром Григорьевичем не откажусь. Мне ответили: «Эх, был бы ты назначенным чиновником, мы бы тебя просто уволили, а сейчас придется как-то по-другому решать эту проблему». В итоге, когда Лукашенко уже вылетал в Россию, ему закрыли небо. Потом он с Ельциным помирился, прилетел к нам и мы с ним, конечно, изрядно посмеялись над всей этой историей. Но вот вам разница между избранным губернатором и назначенным!

Сегодняшние губернаторы – фигуры абсолютно несамостоятельные и максимально политически ангажированные. А уж отмена выборов мэров – и вовсе полная глупость. Избирают же мэров во всех европейский странах, вот недавно впервые в истории женщина стала мэром Рима…

– У Вас в команде тоже было много женщин…

– Да, и я считаю, что Ирина Скороходова была лучшим председателем правительства области. Строительство перинатального центра – это ее заслуга. Мы долго изучали швейцарский и немецкий опыт и в конце концов реализовали этот проект. Заканчивала его уже команда Сергея Вахрукова. К сожалению, в какой-то момент федеральный бюджет прекратил финансировать строительство перинатального центра, так что области пришлось достраивать его за свой счет. Такая нагрузка стала критической для регионального бюджета. Впрочем, это отдельная история…

– Если бы сейчас Вы вдруг стали губернатором, кого из нынешних чиновников Вы бы оставили в команде?

– Думаю, что никого.

– А есть ли в Ярославле достойные люди, которые могли бы их заменить?

– Конечно, есть. Но их не видят, их не ищут, с ними не хотят работать. Вот вам пример – выборы детского омбудсмена. Это должен быть человек независимый, не имеющих коммерческих или политических интересов. И уж тем более – не член «партии власти», ведь в какой-то момент ему, возможно, придется опубличивать факты, которые этой власти не очень понравятся.

А что происходит у нас? На должность Уполномоченного по правам ребенка проталкивают состоятельного бизнесмена, который уж точно не будет независимой фигурой. Для меня это странно.

– Анатолий Иванович, еще один вопрос из категории «а если бы…» Ярославские болельщики убеждены, что если бы сейчас губернатором был Лисицын, то нашлись бы деньги и на «Шинник», и на «Ярославич».

– Пусть это прозвучит нескромно, но я убежден – мы бы их нашли. Когда регион готовился к 1000-летию Ярославля, мне позвонил Лужков и предложил подключить к реконструкции дорог московскую компанию. На дороги тогда было выделено 5 миллиардов рублей, большая часть этих денег досталась одной всем известной уральской фирме. А вот московские дорожники были готовы часть прибыли отдать на развитие любого вида спорта. Я поехал с этим предложением к Вахрукову, но он сказал, что все вопросы уже решены и ничего ему не нужно. Но это давнишний пример, а если говорить о свежих, вспомните «Ауру». Можно было обратиться к инвестору с просьбой помочь «Шиннику» в качестве своего рода «общественной нагрузки»? Конечно, можно! Так что искать надо. Кто ищет, тот всегда найдет.

– Иногда мы спрашиваем друзей нашей редакции, каким они запомнили губернатора Лисицына – именно как человека? Одни вспоминают пиджаки с короткими рукавами, другие – Вашу коллекцию галстуков, третьи – пристрастие к бильярду…

– Красные пиджаки тоже когда-то были в моде (смеется). А если серьезно, то еще бабушка и мама приучили меня к одной простой мысли: если хочешь чего-то добиться, следи за своим внешним видом. Помните, в 90-е годы в моду вошли кожаные куртки? Я тоже такую надел. А через несколько дней появилась статья в «Золотом кольце» – «Если губернатор надел кожу, значит, с кого-то сняли шкуру». Я мог бы тогда обидеться, но просто посмеялся. Вообще, я считал и считаю, что выяснять отношения с журналистами – это последнее дело.

Галстуков у меня действительно было много, но когда подошло к концу мое губернаторство, я решил больше их не носить. Два мешка с этими галстуками моя жена потом подарила в музей.

Что касается бильярда, то не могу сказать, что с молодости им увлекался. Уже в 90-е Яков Якушев познакомил меня с Владимиром Федоровичем Левитиным. Человек легендарный – джазовый музыкант, игравший в оркестре Олега Лундстрема, он все свое свободное время посвящал бильярду. Играл, кстати, на деньги. В Тбилиси, например, он играл три дня подряд и выиграл 800 тысяч, а «Волга» тогда стоила 25. Главная проблема была – где спрятать такие деньги? Они с женой их в квашеной капусте прятали, а потом долго сушили. В общем, со знакомства с Владимиром Федоровичем все и началось.

– Вам когда-нибудь хотелось уйти из политики и пожить спокойной жизнью?

– Для меня политика уже давно превратилась в жизнь. Когда я в 2007 году принял решение уйти в Государственную Думу, я понял, что если буду просто просиживать там штаны, ничего хорошего из этого не выйдет. Тогда и появился мой фонд, который занимается восстановлением русских воинских захоронений Первой мировой войны.

Именно с этого, с уважения к могилам павших солдат, и должен начинаться патриотизм, который мы наконец-то признали государственной идеологией. Вспоминаю, как четыре года назад во время раскопок в Тернопольской области (Западная Украина) мы обнаружили огромный мемориальный комплекс, где захоронены немецкие, австро-венгерские и русские солдаты, погибшие во время Первой мировой. Оказывается, в 1939 по личному распоряжению Гитлера были обустроены три братских кладбища. Цель, конечно, была чисто идеологическая: он хотел показать народу, что немецкий солдат нигде и никогда не будет забыт. Это тот самый случай, когда можно брать пример и с врагов.

Так что, пока хватит сил, я буду вести проекты по восстановлению воинских захоронений. А ведь это не только основа патриотизма, это еще и внешнеполитический престиж страны. Если люди заботятся о могилах своих солдат на чужбине, значит, они уважают свою историю, значит, они достойные люди.

Беседовали Антон Туманов, Ольга Демидова, Евгения Кузнецова и Олег Гонозов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.