Встреча с руководителями российских промышленных предприятий

00130-1

Встреча Владимира Путина с руководителями российских промышленных предприятий


18 июня 2015 года 15:30 Санкт-Петербург
В рамках XIX Петербургского международного экономического форума состоялась встреча Владимира Путина с руководителями российских промышленных предприятий.Обсуждались вопросы развития малого и среднего бизнеса в России.
В.Путин: Дорогие друзья, добрый день!

У нас регулярно проходят встречи с представителями бизнеса. Но сегодня здесь особая аудитория. Мне приятно встретиться с теми, кто руководит, как у нас говорят, реальным производством. Причём я вижу в зале людей, которые свой бизнес построили с нуля уже в современных, новых условиях, и тех, кто работал ещё в советское время и удержал коллективы, смог сохранить производство, рабочие места. В общем, здесь люди и разных поколений, и разного опыта работы, но все – успешные.

Безусловно, наша встреча на полях экономического форума, надеюсь, будет полезной, потому что кроме общих рассуждений, которые обычно характерны для каких‑нибудь семинаров и форумов, с людьми, которые занимаются конкретной работой, всегда интересно поговорить по поводу того, как в жизни работают или не работают те меры, которые предлагаются Правительством, те меры, которые формулируются в недрах Администрации Президента и предлагаются для осуществления, для того чтобы поддержать реальную экономику.

Поэтому мы поблагодарим организаторов уже в самом начале нашей встречи – Общероссийский народный фронт, на площадке которого мы собираемся сегодня. Давайте начнём работу, начнём нашу встречу.

Пожалуйста.

А.Бречалов: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Для Общероссийского народного фронта сегодняшняя встреча – это некое подведение промежуточных итогов нашей двухлетней совместной работы со всеми бизнес-объединениями в рамках площадки «Честная и эффективная экономика».

Напомню, по результатам наших форумов – «Форум действий-1» и «Форум действий-2» – многие инициативы наших предпринимателей были Вами, Владимир Владимирович, поддержаны. Совсем недавно, 8 июня, Общероссийский народный фронт совместно с ведущими бизнес-объединениями провел промышленный форум под названием «Страна живет, когда работают заводы». Многие предприниматели, которые здесь присутствуют, своими инициативами фактически сформировали и повестку форума и повестку сегодняшней нашей встречи. Поэтому, я надеюсь, мы их сегодня послушаем.

От себя хотел бы добавить, коллеги, чтобы мы не увлекались – не делали акцент только на новое, на новые инструменты поддержки, на новые инициативы, но и обращали внимание на те программы, на эффективность тех программ развития и поддержки предпринимательства, которые уже работают.

Мы много разговариваем с коллегами, оцениваем ситуацию в стране, оцениваем макроэкономическую ситуацию, и в этой связи хотел бы закончить словами Ли Кван Ю, который однажды сказал: «Я был убежден, что наши люди ни в коем случае не должны развить в себе привычку надеяться на чью‑то помощь. Если мы хотим в чем‑то преуспеть, мы должны рассчитывать на свои силы».

Спасибо.

В.Путин: Вот уже прозвучало здесь то, ради чего мы собрались, а именно, и я тоже об этом сказал, хотел бы от вас услышать, известны ли вам те меры, которые предлагаются для решения проблем, перед которыми стоит реальный сектор экономики, как они работают, я повторю это еще раз. Я сейчас не буду их все перечислять. Имеется в виду и малый бизнес, и средний, какой угодно, экономика в целом, имеются в виду налоговые преференции по территориям, по отраслям, по отдельным программам. Давайте конкретно поговорим. Думаю, что так, наверное, мы с вами и поработаем.

Здесь, как вы видите, справа от меня уважаемые люди: и Министр финансов (денег у него немерено, сейчас он все расскажет, если вопросы к нему будут, пожалуйста), Министр промышленности, мой помощник по вопросам экономики – бывший Министр экономического развития. В общем, здесь есть с кем подискутировать. Пожалуйста.

Б.Титов: Можно, Владимир Владимирович?

Мы в Общенародном фронте, когда верстаем повестку дня, считаем, что очень много тем сегодня заслуживают особого внимания, потому что они общественные, то есть они очень важны для всего российского общества.

В экономике две темы, наверное, самые важные – это малый бизнес и промышленность. Потому что ни одна даже очень постиндустриальная страна жить без реальной индустриальной основы базовой промышленности не может.

Поэтому мы, когда собирали конференцию, а мне поручили руководить оргкомитетом, то хотели собрать, в общем, промышленную элиту страны. Причем это руководители предприятий, не только владельцы, но это генеральные директора, инженеры, представители рабочих профессий.

И мы обсуждали темы развития промышленности у нас в стране. Но кроме этого, мы еще и пытались, как я говорю, сформировать элиту, то есть мы искали по стране и сформировали список предприятий, которые сегодня уже являются высокопроизводительными – в области промышленности у нас таких чуть больше 380 предприятий.

Кроме этого сделали базу промышленных проектов, то есть это по существу будущее. Нам из регионов дали идеи промышленных проектов, которые сегодня разрабатывают. И, в общем, это будущее промышленного развития нашей страны, только надо их сформировать, конечно, пока над ними еще надо работать – ТЭО, привести их в инвестируемый вид. Мы, со своей стороны, будем помогать. То есть, возможно, потом, во‑первых – консультации, где и как работать с институтами развития, второе – это возможные иностранные инвесторы. Мы с китайцами сейчас много работаем, поэтому есть у них интерес к этим промышленным предприятиям.

Мы подготовили ряд выступлений действительно о проблемах промышленности. Будем пытаться это делать оперативно, потому что много сегодня идей хотели затронуть.

Мне досталась одна такая первая, очень непростая тема, но очень важная, по крайней мере, ее все на нашей конференции поставили во главу угла. Это все‑таки ориентиры для предпринимателей. Мы должны знать, каковы ориентиры развития экономики, каковы ориентиры развития промышленности. Это, по существу, стратегии, которые должны быть выработаны в стране.

Был принят закон о стратегическом планировании. В соответствии с этим, насколько мы знаем, сегодня формируется стратегия социально-экономического развития страны. Насколько мы знаем, через год она должна быть сформирована. Очень хотелось бы, чтобы, во‑первых, в эту социально-экономическую стратегия была интегрирована проблема стратегии промышленного развития страны, и мы готовы здесь сотрудничать вместе – ОНФ, директора предприятий – для того, чтобы правильно ее построить. Потому что многие из нас делали стратегии для своих предприятий. Мы знаем, как они делаются. Это не просто набор мер. Сегодня у нас тоже есть много отраслевых стратегий, региональных. Они каждая по себе правильная, каждая по себе может привести к результату, но они часто не скоординированы между собой. Вот у нас, знаете, все в стране хотят строить цементные заводы и птицефабрики. Во всех регионах, даже соседних, есть такие планы у многих руководителей регионов. Вот это все должно быть скоординировано.

Поэтому хотели бы Вашего согласия, чтобы мы вместе с Министерством экономического развития, которое эту работу сегодня ведет, поработали в нашем бизнес-варианте с нашим бизнес-подходом к тому, чтобы такая программа через год была сформирована, и мы могли бы представить ее стране именно как главную стратегическую линию развития промышленности.

В.Путин: Если позволите, я тут же несколько вещей скажу.

Я уже слышал, причем от людей, с достаточно либеральными взглядами, о необходимости воссоздать Госплан. Нет, это не шутка. И, разумеется, в современных условиях создать эту старую, еще советскую модель, невозможно. Но элементы планирования, прежде всего в развитии инфраструктуры, если говорить о том, что должно сделать государство, элементы стратегии, связанные с каким‑то льготированием по территориям, а у нас есть территории опережающего развития с соответствующим набором преференций, продолжение всего, что связано со свободными экономическими зонами, – вот это все мы, конечно, должны обсуждать, должны вместе с вами вырабатывать.

Имея в виду, конечно (мы повторяем постоянно это, и я повторю еще раз), с обязательным соблюдением макроэкономических параметров и с проведением взвешенной бюджетной политики. Взвешенной – имея в виду, и, думаю, вы меня поймете, что речь идет о том, чтобы нам инфляцию держать, нам нельзя резервы распылять, а нужно, наоборот, их консолидировать и заботиться о них, как о подушке безопасности, если мы хотим иметь стабильную внутриполитическую, социальную ситуацию в стране. А в этом заинтересован и бизнес, заинтересованы те, кто здесь собрались, руководители предприятий, с тем, чтобы уровень доходов населения сохранить. Вот это все подлежит, конечно, очень тщательному анализу и формулированию.

Разумеется, мы должны делать это с вами. У нас сложился механизм совместной работы. Правда, он сложился через объединение предпринимателей. Если какие‑то другие инструменты вы хотите предложить, пожалуйста, мы будем делать, думаю, что никто не откажется, наоборот, будем только благодарны.

Б.Титов: Владимир Владимирович, стратегия – это экономия средств, потому что не распыляются средства на многие направления. А здесь все‑таки какие‑то концентрированные задачи по конкретным направлениям. В общем, это экономия средств сегодня, мы все на наших предприятиях этим занимаемся.

При Госплане у нас работал руководитель одного из наших ведущих предприятий сегодня «Ковровский электромеханический завод». Мы, надо сказать, много разговаривали о том, как должна строиться работа на заводе, как она строилась тогда, как она строится сегодня.

Я хотел бы предоставить слово Лебедеву Владимиру Вячеславовичу. Он руководит заводом 35 лет, то есть и при Госплане, и в 90-е годы, и сегодня.

В.Лебедев: Уважаемый Владимир Владимирович!

Уважаемые коллеги!

Вопрос, конечно, сильно такой философский – как хорошо было или плохо вчера, и как хорошо или плохо сегодня. На это буквально можно ответить несколькими словами. Раньше, понятно, был Госплан – это великолепные планы, синхронизированные, согласованные с финансами, с ресурсами. Наверное, наш Госплан в мире был самый лучший в то время. Отсюда и вытекающие недостатки сразу же: излишняя централизованность, негибкость, отсутствие инициативы снизу, как говорится, скучновато. Дальше началось самое веселое – 90-е: все можно, никаких планов, никакой бюрократии, делай, что хочешь, интересно. Недостатки: делать нечего, рынков нет, а те, которые есть, честно говоря, жуликоватые. Сейчас мне, честно говоря, нравится, общие тренды все правильные.

На сегодняшний день видно, что государство занимается формированием рынков, правил игры, появились реально планы, и не просто планы, а особенно в последнее время меня, честно говоря, очень радует, что они синхронизированы и структурированы не только по горизонтали между финансами, ресурсами, но и по вертикали – между регионами и крупными государственными компаниями. Регионы очень активно, по крайней мере, я сужу по нашему региону – Владимирской области, участвуют в этом, заставляют участвовать крупные предприятия и заставляют привлекать мелкий и средний бизнес. В общем‑то, вырисовывается достаточно стройная картина. Понятно, что нужно время.

Пожелание простое. Конечно, особое внимание сейчас нужно уделить синхронизации этих планов, наверное, это самое главное, потому что все вроде бы планы правильные, а когда в кучку соберешь, здесь может быть много нестыковок. Это вот серьезный большой плюс. А недостатки, вернее, опасности. Я говорю со своей точки зрения, снизу. Такое ощущение, что может захлестнуть вал бюрократии, а проверяющих, управляющих, контролирующих организаций, такое ощущение, что гораздо больше, чем самих производителей. Вот здесь я вижу опасность.

Коротко о предприятии. Основано в 1898 году. Сейчас акционерное общество, четыре тысячи человек, производит высококачественную наукоемкую продукцию специального назначения и широкий спектр продукции гражданского назначения. Приступили к производству станков с программным управлением.

Владимир Владимирович, Вы, когда были во Владимире в 2000 году, подписали нам книгу с хорошими, теплыми словами, пожелали успехов и удачи. Вы знаете, уж из‑за этого или нет, но дела пошли в гору. За десять лет увеличили объемы в десять раз, производительность и того больше. Сейчас решили ударить по кризису полуторакратным увеличением объемов и производительностью.

Что хотелось бы? Хотелось бы, честно говоря, стать лучшей в своем классе компанией в Европе. Но для этого надо раза в три-четыре еще показатели улучшить. Я ни на что не намекаю, но книжку о заводе я с собой прихватил.

В.Путин: Надо приехать еще раз?

В.Лебедев: Я [книгу] с собой взял. (Смех.)

В.Путин: Хорошо было бы так – приехал и сразу все в десять раз выросло. Я бы не переставая ездил, не вылезал бы из самолета.

В.Лебедев: О предложениях.

Самое главное, как я считаю, от промышленности. Владимир Владимирович, поддержите доллар, не дайте ему упасть.

В.Путин: Поддержать доллар?

В.Лебедев: Не дайте ему упасть, хотя бы годика три. За это время мы окончательно освоимся на внутренних и внешних рынках, а дальше можно в принципе отпускать. Это все‑таки сейчас для промышленников самое главное, все остальное уже будет исходить из этого.

По станкостроению. Так как мы занялись станкостроением, ничего нового не придумали, как говорится, step by step – шаг за шагом. И видим, что на сегодняшний день в принципе станкостроение из трех отраслей состоит: из самого станкостроения – это сборочное производство, из производства компонентов и из производства комплектующих, – совершенно разные области.

Мы видим, чтобы сегодня конкурировать на равных, достаточно тех инструментов, которые у нас сегодня есть. Сейчас на первом этапе надо поставить как можно больше сборочных заводов. На втором этапе можно поставить производство компонентов, и на третьем – комплектующих. А как это можно сделать? Повысить те же пошлины на готовую продукцию, но понизить пошлины на компоненты. На втором этапе повысить пошлины на компоненты и понизить пошлины на комплектующие. И на третьем – повысить пошлины на комплектующие и убрать пошлины на готовые изделия. То есть мы окажемся в рынке, но уже со станкостроительной продукцией.

Можно делать все одновременно, но Вы знаете, есть опасность, что у нас телега окажется впереди лошади. Очень серьезная опасность. Она [телега] тоже поедет, но не очень.

И еще один вопрос по малому и среднему бизнесу. У нас тоже появился такой хороший опыт. Мы прошли ошибки, я хотел бы поделиться. Дело в том, что мы крупное, по европейским меркам, предприятие – 4 тысячи человек. У нас вроде есть заказы, хорошие планы, но мы чувствуем, что расти не можем. Любой рост численности приводит к неадекватному росту расходов на управление, резко падает КПД, замедляются процессы.

Мы обратились к малому бизнесу, стали раздавать работу. Скажу честно, получили негативный эффект – из 10, наверное, 8 отрицательных. Люди хотят работать, умеют, но не хватает компетенции, не хватает того же оборудования, технологий.

Мы обратились к себе подобным. Получили такой же отрицательный результат, потому что они тоже неповоротливые, честно говоря, тоже большие. Мы теряем время, теряем темпы. Вернулись к малому и среднему бизнесу, стали давать им оборудование, технологию и обучать, и свое сырье, чтобы получить качество.

Вы знаете, затратно, но того стоит. Все равно люди готовы работать за совершенно нормальные деньги, не завышая цены. Они работают самоотверженно, у них есть гибкость. И эффект экономический получается.

Недостатки. Наверное, они сейчас временные, потому что мы только нащупали этот путь. Приходится отдавать оборудование с рассрочкой, устраивать лизинги. Это нагружает наши финансовые показатели. Сами знаете, финансовые показатели тоже не очень хорошо бьют – банки даже под наши гарантии хоть и говорят, но неохотно идут на кредитование. И вот здесь я думаю, надо как‑то финансовые инструменты подкорректировать. Мы готовы солидарно делать. Нам что выгодно? Мы создаем себе тот же рынок для станкостроения, хороший рынок, остаемся компетентными и занимаемся высокими технологиями и трансферт делаем на малый бизнес. Малый бизнес, эти 25 миллионов рабочих мест можно сделать. Если мы будем строить огромное предприятие, ну, как Вы говорите, окажемся в социализме, это абсолютно правда.

Вот в принципе и все, что я хотел сказать. Спасибо за внимание.

В.Путин: Спасибо, спасибо Вам. Все, что Вы сказали, все важно, и мне, собственно говоря, практически комментировать нечего. Я со всем согласен, то, что Вы сказали.

Первый тезис – это синхронизация наших планов стратегического развития с территориями. Конечно, без этого невозможно. Очень многое зависит от территории, особенно при создании той самой инфраструктуры, о которой говорил, это и подъездные пути, и электричество, водоотведение, канализация, в общем, все, или, во всяком случае, очень многое. Поэтому с регионами, конечно, эта работа должна вестись совместно, это совершенно очевидно.

Теперь по поводу таможенного регулирования. Могу вам честно сказать, что еще несколько лет назад, когда я в Правительстве работал, мы активно с коллегами это обсуждали, я полностью разделяю вашу позицию. Все, что мы можем сделать, не нарушая впрямую норм ВТО, мы должны делать для поддержки финального производителя. И на разных этапах нужно, совершенно точно, гибко использовать инструменты таможенного регулирования.

Вы знаете, ничего нового не скажу, вы и сами все это понимаете, да и из практики жизни знаете, лоббистов очень много, поэтому нам не всегда удается это гибкое регулирование применять. Но чего не хватает? Здесь, может быть, не хватает вот таких прямых контактов с соответствующими регулирующими органами в Правительстве, в том числе с Министерством экономики.

Министерство экономики должно чувствовать, что происходит, да и Министерство промышленности, конечно, – должны чувствовать, что происходит у наших производителей. И «финалистам» должны помогать на разных этапах по‑разному. Это взаимодействие точно нужно совершенствовать. Мы обязательно над этим еще подумаем.

Что касается курса рубля к другим валютам. Во‑первых, конечно, мы же с вами публично разговариваем, здесь камеры работают, это все рыночная сфера. Но в то же время, вы обратили внимание, что как только рубль укрепился, меньше 50 долларов стал, он постепенно, постепенно все‑таки поднялся. Должен вам сказать, и воздать должное здесь Правительству, что Правительство очень поддерживает такой тезис, который вы сейчас сформулировали. Именно те, кто занимается реальным сектором, Министерство промышленности.

Мы все всё понимаем. Здесь нельзя переборщить, потому что чрезмерное ослабление национальной валюты имеет свои негативные составляющие, и мы с вами об этом знаем. Но для реального производства, особенно для того, которое пытается и выходит на внешние рынки, мы, конечно, поддерживаем и будем поддерживать. Пока недостаточны еще инструменты, и средства выделяются, может быть, еще не в том объеме, которого бы хотелось для поддержки наших экспортеров, особенно в сфере промышленной продукции и высокотехнологичной продукции, но мы будем делать это и дальше, хочу, чтобы все это услышали. Инструменты будем совершенствовать и наращивать. Но как бы мы их не наращивали, все равно курсовая разница мощнее действует и эффективнее работает, чем меры бюджетной поддержки, и мы это прекрасно понимаем.

Теперь уже примерно понятно, как будет развиваться, скажем, рынок углеводородов, если ничего такого необычного не произойдет. Примерно в такой ценовой нише он и будет дальше существовать, во всяком случае в ближайшие, я думаю, год-два. Неизвестно, что дальше будет, но в целом и бюджет к этому приспособился, и реальный сектор у нас к этому приспособился. Это отражается и на курсе валют, курсе рубля к доллару и евро, к другим валютам. В общем и целом нас это все сегодня устраивает.

У Центрального банка много инструментов регулирования, много всяких способов увеличить, уменьшить рублевую массу в стране, скупать валюту для того, чтобы пополнять резервные фонды. Кстати говоря, это Центральный банк и делал достаточно активно на каком‑то этапе, потом поменьше. В общем, вот это регулирование в рамках рыночных отношений, конечно, будет использоваться для того, чтобы обеспечить интересы наших производителей в реальном секторе.

По поводу ваших отношений с малым и средним бизнесом. Меня это очень порадовало. Мне очень приятно услышать, что вы чувствуете преимущества для себя от такой работы. И если вы видите, что есть здесь проблемы, то, конечно, эти проблемы должны дойти и до соответствующих структур Правительства, до финансовых наших учреждений. Мы все вместе должны подумать, как по этой линии работы поддержать это взаимодействие.

Странно, что финансовые учреждения, как Вы сказали, неохотно выдают кредиты малому и среднему бизнесу даже под ваши гарантии. Надо подумать над инструментами поддержки, потому что это чрезвычайно важные вещи. Вот от этого, собственно говоря, в значительной степени будет зависеть вообще рост российской экономики, насколько крупные предприятия будут активно работать.

В.Лебедев: Просто подсказать…

В.Путин: Не просто подсказать. Здесь инструменты поддержки нужны какие‑то. Если недостаточно ваших гарантий, нужно что‑то еще придумать. Просто заставить банки – неправильно, подчас невозможно. Нужны какие‑то дополнительные инструменты поддержки. Мы подумаем над этим.

Спасибо.

Б.Титов: Владимир Владимирович, инвестиционные ресурсы нужны для того, чтобы вокруг себя создавать сеть малых предприятий, но нужны и крупному бизнесу.

Я хотел бы сейчас предоставить слово Михаилу Александровичу Сутягинскому. Он возглавляет один из самых крупных частных химических холдингов у нас в стране. О проблемах.

М.Сутягинский: Спасибо.

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Я представляю «Группу компаний «Титан» из Омска. Занимаемся производством нефтехимии: фенол, ацетон, каучук, полипропилен. С 1995 года, построив предприятие, являемся самым крупным производителем МТБЭ в России для производства высокооктановых бензинов.

В.Путин: Самым крупным производителем чего?

М.Сутягинский: МТБЭ – метил-трет-бутиловый эфир, для повышения бензина (95, 98) по октану.

Пошли еще в агробизнес. Получили синергию, объединив «зеленую» химию с «черной» – сырье от глубокой переработки зерновых получается сырьем для нефтехимии. А для сельского хозяйства является якорным проектом и дает возможность развития сельскому хозяйству, гарантируя стопроцентный сбыт этой продукции.

С момента существования построили с нуля 12 производств. Работает сейчас на них около семи тысяч человек. Могли бы делать в два раза больше. Последний объект запускаем сейчас 30 июня, большой комбикормовый завод на 240 тысяч тонн для всех видов животноводства, для развития животноводства. Но не можем больше, потому что нет «длинных» денег и дешевых. Но это в принципе не все, потому что есть команда, есть опыт наработанный уже.

В.Путин: Вы меня извините, Вы сейчас о каких «длинных деньгах» говорите? У вас успешное производство, вы можете кредитоваться.

М.Сутягинский: Вот на сегодняшний день тупик. Сейчас есть три проекта готовых, прошли всю госэкспертизу, но не можем дальше двигаться, потому что система залогов, которая есть, не позволяет. Это первое.

В.Путин: То есть требуемая залоговая масса слишком большая.

М.Сутягинский: Да. Дисконты, которые применяют банки в данной ситуации, практически невозможно поднимать.

В.Путин: А Вы где кредитуетесь, в каком банке?

М.Сутягинский: В шести банках обслуживаемся. Два основных проекта профинансировал Внешэкономбанк. Спасибо ему огромное. Это два показательных проекта.

В.Путин: Под какой процент?

М.Сутягинский: 10 – в валюте и 12,4 – в рублях. Это ненормально. Объект сегодня шестой в регионе, но притом, что курс доллара сейчас скакнул, получается, что мы поднялись в катастрофическую задолженность. Но это не страшно.

У меня есть два конкретных предложения. Вот ЦБ разработал механизм так называемого проектного финансирования. И Правительство Российской Федерации выпустило Постановление № 1044 для крупного бизнеса. Для малого бизнеса тоже есть определенные схемы финансирования. Средний бизнес – выпал: до 5 миллиардов рублей, получается, мы в принципе не можем найти этого механизма.

В.Путин: То есть Вы предлагаете понизить эту планку?

М.Сутягинский: Можно понизить, если расширить это постановление, либо сделать отдельный механизм для среднего бизнеса. В принципе можно и понизить и под эту, но здесь должен быть немножко больший доступ к деньгам.

В.Путин: Минфин не дает понизить. Алексей Валентинович, скажите.

А.Улюкаев: У нас от одного до 20 [миллиардов], включая и два, и три, и четыре, и пять. У нас сегодня принято в рамках проектного финансирования 16 проектов, из них половина – это 2–3-миллиардные. Мы даже стремимся именно такие взять, потому что у верхняя планка 20 миллиардов – это величина проекта, 20 процентов – собственные средства, 80 – кредит. Значит, получается, кредитная планка – 16 миллиардов.

В.Путин: Мы долго очень обсуждали то, о чем сейчас Алексей Валентинович говорит, и как раз с целью поддержать проекты, о которых Вы сказали. Собирались у меня неоднократно, разные мнения по этому поводу высказывали и, в конце концов, приняли решение эту планку понижать и дать возможность кредитовать такие проекты.

А.Улюкаев: Так что несите проект, уполномоченный банк должен [рассмотреть] предложения ваши, будем рассматривать.

М.Сутягинский: Владимир Владимирович, но вопрос именно тех залогов ­– это проблема, которая в принципе даже при том, что мы принесем [проекты], не решается. Мы предлагаем все‑таки, чтобы Правительство Российской Федерации рассмотрело именно вопрос и наше конкретное предложение – выпустить проектные облигации, где, пройдя госэкспертизу, пройдя все наши бюрократические лестничные марши…

В.Путин: К тому моменту, как мы пройдем все наши бюрократические проблемы, мы с Вами пойдем на пенсию. Это путь очень длинный.

М.Сутягинский: Нет, Владимир Владимирович, в конце есть хорошее предложение.

В.Путин: Какое?

М.Сутягинский: Выглядит следующим образом. У нас основная проблема в инвестиционных проектах – это все‑таки на сегодняшний день инфраструктура. Мы про нее много говорим, но решение этой проблемы, как вижу я уже на опыте, от всего того, что есть, мы и заемные деньги инвестировали в инфраструктуру. Как только деньги заемные начинаешь инвестировать в инфраструктуру, проект сразу вылетает в такие финансовые показатели, что становится очень сложно его вытягивать, особенно когда бывают определенные кризисные моменты.

У нас предложение: если возможно рассмотреть инфраструктуру, компенсировать частному бизнесу за счет будущих налогов – по НДС, по налогу на прибыль, налогу на имущество. Потому что нет предприятия – нет ни имущества, ни прибыли, ничего. Бизнес в данной ситуации берет риск на себя. Бюджет никаких нагрузок на себе не несет. Сегодня даже по постановлениям, которые есть, в принципе мы этих денег не допросимся, их мало.

В.Путин: Михаил Александрович, вот точно-точно, слово в слово то, что Вы сейчас сказали, я много раз говорил своему уважаемому коллеге Антону Германовичу Силуанову, Министру финансов. И он все время сопротивляется. Но в некоторых случаях они все‑таки пошли навстречу в рамках территорий опережающего развития. Именно так мы там и поступили.

Пожалуйста, прокомментируйте это.

А.Силуанов: Да, действительно, Владимир Владимирович, мы сейчас создаем еще и другие механизмы. Сейчас создаются так называемые гринфилды. Если вы вкладываете в новое производство, только не в старое, а в новое именно производство, где необходима инфраструктура, коммуникации, то те капитальные вложения, которые осуществлены, будут вычитаться из налогов. Такой механизм, законодательное решение в весеннюю сессию принято.

В.Путин: Депутаты должны окончательно оформить это в законе где‑то до конца июня, по‑моему. Так что это состоится в самое ближайшее время.

А вот что касается инфраструктурных облигаций. Давайте об этом поговорим. Это правильная тема, на самом деле.

М.Сутягинский: Владимир Владимирович, могу при Вас возразить Министру?

В.Путин: Конечно.

М.Сутягинский: Нужно не только новые производства в этой ситуации смотреть по этому принципу, но и старые производства, которые в принципе можно модернизировать, объединяя их, с последующим переделом. Потому что модернизация тоже требует сегодня достаточно много средств.

В.Путин: Михаил Александрович, просто теперь, если перейдете на ту сторону и почувствуете себя министром финансов, у Вас возникнет страх, что бюджет перестанет вообще всякие налоги собирать.

М.Сутягинский: Нет, Владимир Владимирович, только на ту сумму инвестиций… Как предприятие выпускало до этого продукцию, оно и будет платить налоги. Только на ту сумму инвестиций, как будет…

В.Путин: На новые инвестиции.

М.Сутягинский: Да, потому что инфраструктуру, Владимир Владимирович, надо менять. Понимаете, новые производства сажать на старую инфраструктуру сегодня уже не экономично и не совсем рационально.

В.Путин: А мы сможем это администрировать нормально, сможем вычленить, где там новые инвестиции?

М.Сутягинский: Владимир Владимирович, у нас сегодня инспектирующих организаций в банке, – они выворачивают сегодня все так, что уже невозможно что‑либо там спрятать. Мы сегодня уже работаем практически все в международной системе финансовой отчетности. Это еще жестче с точки зрения того, что показателями здесь уже никого не обведешь. А потом и смысла нет – теряешь больше в данной ситуации, если будешь что‑то мудрить.

Хочу сказать, вот на примере Омской области, что если этот механизм внедрить, 6–8 лет – Омская область станет профицитнейшим регионом. Готов презентовать целую программу.

В.Путин: То есть распространить это правило гринфилдов на новые инвестиции, но на действующие предприятия?

М.Сутягинский: Да.

А.Силуанов: Мы готовы проработать и рассмотреть детально этот вопрос. Думаю, что в этом есть рациональное зерно. Вопрос в том, что некоторые предлагали старые инвестиции, которые были сделаны, тоже засчитывать в этот механизм. Нет, речь идет только действительно о новых. Здесь нужно четко тогда вести учет.

В.Путин: То самое администрирование, о котором я сказал.

А.Силуанов: Да.

В.Путин: Это удивительно, что сейчас здесь происходит. Я не узнаю Антона Германовича. (Смех.) Честно вам скажу. Или Вы так действуете на него позитивно.

А.Силуанов: Владимир Владимирович, мы вместе с Министерством промышленности сейчас разработали новый инструмент – называется инвестиционный контракт. Специальный инвестиционный контракт, в рамках которого Министерство промышленности будет заключать с хозяйствующим субъектом соглашение о конкретных параметрах инвестирования и, соответственно, предоставления льготного режима, с точки зрения и амортизации, льготного режима налоговых ставок по налогу на прибыль, на региональные налоги и так далее.

То есть будет заключаться такое соглашение государства с бизнесом: инвестируй в такие‑то проекты, которые нужны государству и ты получишь определенные льготные уровни налогообложений. Причем они будут гарантированы, несмотря на изменение условий налогового законодательства, эти условия не будут меняться, так называемая «дедушкина оговорка» будет действовать.

Поэтому такие специальные инвестиционные контракты в рамках нового законодательства, которое будет принято в этом году, также могут быть реализованы.

В.Путин: Поработаем обязательно. Спасибо Вам большое.

М.Сутягинский: Спасибо. Это будет прорыв, Владимир Владимирович.

В.Путин: У Вас еще было по поводу инфраструктурных облигаций.

М.Сутягинский: Это проектные облигации, то есть залога нет. Мы выпускаем проектные облигации и закладываем их, банк принимает их в качестве залогового обеспечения под этот кредит.

В.Путин: Надо прорабатывать, надо посмотреть, что они из себя будут реально представлять эти облигации.

М.Сутягинский: Владимир Владимирович, как только бизнес поймет, что он может возместить себе инфраструктуру, во‑первых, мы поднимем в стране быстро производительность, над которой все думаем. И в данной ситуации бизнес не пойдет на то, чтобы можно было потерять свою копейку, он будет рационально использовать эту ситуацию. Меньше контроля в этом плане понадобится, но больше будет эффекта. Все упрутся в это дело.

Вот скажите, все согласны? Все руки поднимут, Владимир Владимирович.

В.Путин: Но все равно, нужно же, чтобы финансовые учреждения могли бы оценить ценность этой вашей облигации. Правильно?

М.Сутягинский: Мы же проходим госэкспертизу.

В.Путин: А по сути, все равно так или иначе дело должно свестись к уменьшению этой залоговой массы. Оценка имущества, которое будет закрыто этой бумагой.

Андрей Рэмович, можете что‑то сказать на этот счет?

А.Белоусов: Владимир Владимирович, по поводу облигаций. Тема не нова. Весь вопрос в качестве этих облигаций, чем вы сами можете прогарантировать то, что вы выполните свои обязательства по данным облигациям. Если вы не сможете это сделать, то вот коллеги радуются этому механизму, а будет следующее: банк тогда в соответствие с действующими нормативными правилами ЦБ будет по этим облигациям, которые вы берете в залог, начислять 100 процентов резервов. А это ляжет на процентные ставки, которые коллеги все, которые здесь сидят, будут платить. Вот такой механизм будет. Вряд ли оно кого‑нибудь обрадует.

Либо второй механизм – госгарантии.

Поэтому если вы сможете предложить какой‑то механизм, который гарантирует возвратность средств, выполнение ваших обязательств перед кредиторами, все будет хорошо.

Я знаю, мы же давно с Вами знакомы, что у вас проекты с ВЭБом, например, идут тяжело. ВЭБ много к вам претензий предъявляет, потому что объективные трудности есть у вашего бизнеса. Правильно? ВЭБ как раз и занимается проектным финансированием, дает вам кредит фактически без залога.

g4i3gmCALOT2cRhn7jtOzZYDOiKbVERg

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.