На стыке тысячелетий или Сказочные истории про Ивана-дурака из страны Советов Глава 26 (Иван-дурак и мужик в рясе)

x_8ad26b30

Иван остолбенел: перед ним, величаво раскачиваясь яко язык колокола, призывающего на вечернюю, возвышался не просто мужик, а мужик в рясе.

На стыке тысячелетий или Сказочные истории про Ивана-дурака из страны Советов…

Глава 26.  Иван-дурак и мужик в рясе.

Тьма… Тьма… Тьма…
Иван вышел из комы и пришел в сознание.. Очнулся, так сказать…
И ужаснулся. Его окружала вязкая, липкая, кромешная тьма.
Тьма… Тьма… Тьма…
Ни лучика света…
Как тогда.
Там.
В Афгане.
Когда подбили БРДМку, и она на скорости 90 км/час врезалась всей своей бронированной массой в скалу.
Неужто снова случилось нечто подобное?
Иван попробовал пошевелить мозгами.
Получилось. Правда, не очень. Но… получилось!
Память…
Однако, попытка вспомнить хоть что-нибудь посвежее ни к чему не привела.
Иван повторил попытку.
Тьма болезненно вспыхнула.
Иван поднатужился.
Тьма ответила новой вспышкой. Уже поярче. И болью!..
Наконец, Иван сообразил, что у него должны быть глаза, и надо бы разлепить веки.
Получилось. В мозг хлынул белый свет, подхватил тьму и смел ее в подсознание.
Белый свет озарил все внутренние сущности дурака.
Память вернулась.
А вместе с памятью вернулись и чувства.
Все пять. Или больше?
Первая волна света схлынула.
Иван прозрел и увидел мир…
Измененный мир. Незнакомый. Пугающий своей неузнаваемостью.
Устрашающий мир.
Мир у черта на куличках стал казаться ему детской забавой по сравнению с миром у человекообразных на печенюшках…
Полыхало.
Огромные языки пламени яростно лизали черное небо.
Горело здание знаний — библиотека. Пепел устилал все вокруг.
Над пепелищем извивался сизый дым инсинуаций.
Завывало, источало и расточало.
Ивана охватило страстное желание немедленно покинуть эту прОклятую часть мира, и он устремился навстречу свежему ветру воли, дувшему с востока.
Ан не тут-то было.
Ветер дул не слабый. С каждой минутой его напор усиливался. Ивана сбило с ног и покатило перекати-полем по ухабистой дороге измененного мира. Бах! Бух! Бум! Он врезался в бампер вяло блуждавшего по дороге внедорожника. Оба — Иван и внедорожник — замерли. Ветер как-то сразу стих. Звенящую тишину пронзило громогласие, исходящее от крупного бородато-лохматого мужика, с огромным трудом вылезшего из внедорожника:

— Это что тут за хрен моржовый и откеда взялся?

Иван остолбенел: перед ним, величаво раскачиваясь яко язык колокола, призывающего на вечернюю, возвышался не просто мужик, а мужик в рясе. Морда мясистая и красная. Глаза под образа и навыкате. Из мужика исходил мощный винный дух.
У Ивана перехватило горло, но все-таки он пробормотал:

-Батюшка, да ты пьян…

-Что?! Это ты, братец, пьян. А я — не я, и лошадь, — он ткнул во внедорожник волосатым пальцем с небывалой величины и немыслимой цены пестнем, — не… не моя. У меня проблемы в семье и в себе. Я сделаю так, что тебе будет… очень больно. Очень…

-За что, батюшка?

-А за всё то и за это тоже.

-Тебя что, черт попутал что ли? — Иван стал приходить в себя.

-Попутал. А чё? — Изрыгнул мужик в рясе.

-А ни чё. Сходил бы на отчитку. Вот чё.

-Ах-ха-ха-ха… Да рад бы. Некуда. Киево-Печерская лавра нынче под Врагом человеческим. А Филарет, собака, к черту лысому укатил. Обаме. В Америку. Летальное оружие клянчит. Чтоб русский дух из Донбаса выбить. Аль не в курсах?

-Что? — Иван не поверил своим ушам. — Ты, батюшка, случаем не сумасшедший? Что такое несешь? Совсем очумел?

-Это ты очумел. На читай. — Мужик протянул Ивану плоскую размером с ладонь штуковину.

-Что это?

-Гаджет, дуралей. Вот. Смотри. — Он ткнул в штуковину тем же пальцем.

Штуковина запоказывала Ивану невиданные картинки и заговорила человеческим голосом.

У Ивана-дурака разве что челюсть не выпала едва.
Где ж такое было видано, когда?!
А мужик в рясе икнул, рыгнул и — восвояси.
Только его Иван и видел.

Евгений Серебряков
(На стыке тысячелетий или Сказочные истории про Ивана-дурака)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.