Когда мы были на войне

ilztsGcu5lIИсторические типы и вооружение казаков составлявших Кубанское казачье войско. В 1896г в станице Таманской проходило празднование 100 летнего юбилея переселения черноморских казаков на Кубань, там же была сделана эта фотография.
На фотографии представлены исторические типы казаков составлявших Кубанское казачье войско в реконструкции есаула Стринского.
Здесь представлен хопёрский казак три черноморских казака , линеец и два пластуна- участника обороны Севастополя в годы Крымской войны.Казаки все отличившиеся, на груди у них — ордена и медали.
Первым справа стоит казак хопёрского полка, вооружен кавалерийским кремниевым ружьем и донской шашкой.
Следующим мы видим казака черноморца в форме образца 1840- 1842 года. Он держит рукой пехотное ударное нарезное ружье, на поясе висит офицерский кинжал и кавказская шашка в ножнах. У него на груди висит патронная сумка или лядунка. На боку револьвер в кобуре на шнурке.
За ним стоит казак в форме черноморского казачьего войска образца 1816 года. Его вооружение составляет кремниевое казачье ружьё образца 1832г и солдатская кавалерийская сабля образца 1827г.
В центре мы видим старого черноморского казака времени заселения черноморцами кубанской области. На нём форма Запорожского казачьего войска Рукой он держит старинное видимо турецкое кремниевое ружьё, за поясом у него два кремниевых пистолета и у пояса висит пороховница из рога. Сабля у пояса или не видна или отсутствует.
Далее стоит казак в форме линейного казачьего войска. Его вооружение составляют: кремниевое пехотное ружье, кинжал- бейбут у пояса, черкесская шашка с утопленной в ножнах рукоятью, и револьвер на шнурке у пояса.
Последними на фотографии сняты два казака пластуна оба вооружены уставным пластунским оружием — Литтихскими двухнарезными штуцерами образца 1843 г. у пояса висят штыки-тесаки в самодельных ножнах. Сбоку стоит воткнутая в землю казачья пика.

 Песню "Когда мы были на войне" исполняет ансамбль "Казачья Доля" (Санкт-Петербург).

17-го июня 1919 года мы без труда прорвали жиденькую линию форпостов Царицынской крепости и подошли к главной ее фортификационной системе (подошли только два полка, потому что 42-й Якутский полк атаковал станцию Воропаново, оказавшуюся у нас в тылу). На нас кинулся конный корпус Буденного, но наши батареи (весь личный состав — офицеры) умерили порыв красных полков. Тут ген.Улагай, разбросавший свои дивизии и бригады по 20-верстному фронту от Волги до Воропанова, увидал свою ошибку и, быстро собравши свой конный корпус, погнал Буденного к Дону.

Штаб 7-й дивизии стал на холме, с которого была видна вся советская крепость; я был послан к полкам (телефонных средств штаб не имел) узнать, накормлены ли люди и готовы ли полки к атаке. Вдруг, когда я в передовой цепи разговаривал с командирами полков, подъехал автомобиль ген.Врангеля, испещренный вражескими пулями. Генерал меня подозвал и приказал доложить ему обстановку. Под пулеметным огнем стоял он в автомобиле во весь рост, чтобы видеть то, что я ему показывал, сидя на коне. Ген.Врангель уже знал от ген.Шуберского, Начальника штаба ген.Улагая, что Улагай неуловим, потому что носится по 20-верстному фронту своего отряда. Поэтому Командующий армией, минуя Командира корпуса, дает приказ Начальнику 7-й дивизии, сказавши мне: «Доложите Начальнику дивизии: штурмовать крепость, как только к дивизии подойдут танки».

Генерал Врангель уехал. Ко мне подбежали командиры полков, чтобы узнать, что сказал Командующий армией. В этот момент мы увидали в стороне Волги, что Терско-Астраханская бригада двинулась штурмовать крепость. Было ясно, что ее атака захлестнется, если одновременно не атакуем и мы. Я именем Начальника дивизии приказываю полкам немедленно идти в атаку. Полки, поддержанные нашими батареями, двинулись вперед.

Увидав это, прискакал со штабом полк.Непенин. Одобрил мое «самоуправство». Тут же подошли и танки, но они (английская рухлядь) могли только плестись на линии наших полковых резервов. Тем не менее они сослужили службу атакующей дивизии: вражеская артиллерия перенесла свой огонь с нашей пехоты на танки. Через час мы уже были в фортах Царицына.

На другой день, 18-го июня, мы овладели последней фортификационной линией у самого города, а ночью — и городом.

Е.Месснер

5Y_qxFcVW2Y

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.