Удивительные приключения американских шпионов в России

 

Разведка США пыталась «вскрыть» секретный полигон устаревшими методами

A view shows a board on a street of the military garrison located near the village of Nyonoksa in Arkhangelsk Region, Russia October 7, 2018. The board reads: “State Central Naval Range”. Picture taken October 7, 2018. REUTERS/Sergei Yakovlev – RC1356A08EB0

Удивительные приключения организовали себе в России сразу три высокопоставленных офицера американской разведки. Они были задержаны в непосредственной близости от сверхсекретного полигона ВМФ России. Как их удалось распознать, почему разведка проводилась именно такими методами и были ли шансы на успех операции?

17 октября на железнодорожном вокзале в городе Северодвинске Архангельской области были задержаны три сотрудника посольства США в Москве: военно-морской атташе, капитан первого ранга Уильям Уитситт Кёртис, атташе при посольстве Джерри Энтони Арриола и военный атташе Д. С. Данн. Их сняли с поезда местного сообщения «Нёнокса – Северодвинск» и после проверки документов отпустили.

Американцы прибыли в Архангельск на законных основаниях, заранее уведомив о своей поездке МИД и МО РФ. В Архангельск – можно, это открытый город, в котором постоянно находится много иностранных туристов. Рядом музей деревянного зодчества Русского Севера «Малые Корелы», летают самолеты на Соловки, да и вообще интересно, кто понимает и устал от теплых морей. Периодически там проводятся встречи, посвященные северным конвоям времен Второй мировой войны, куда официально приглашают военно-морских атташе США и Великобритании.

Но в Северодвинск – нельзя. Там, во-первых, расположен завод «Севмаш» – крупнейшее в стране предприятие по обслуживанию и ремонту атомных подводных лодок. Увидеть их можно невооруженным глазом (и сфотографировать), просто проезжая мимо по общедоступной дороге на Ягры – небольшой песчано-сосновый островок, любимое место отдыха жителей Северодвинска. А во-вторых, далее на запад в тундру вдоль так называемого Летнего берега Двинской губы Белого моря и вовсе закрытая зона – поселок Нёнокса (примерно 50 километров от Северодвинска), сверхсекретный полигон ВМФ России.

Полигон этот стал широко известным по инциденту 8 августа этого года, когда там в ходе испытаний на морском понтоне взорвался прототип экспериментального ракетного двигателя. Погибло пятеро сотрудников атомного научного центра в Сарове. Посмертно они были награждены орденами Мужества. Инцидент вызвал большой международный резонанс из-за распространения слухов о якобы радиоактивном выбросе в Нёноксе. Эти слухи не подтвердились, но в некоторых западных и российских либеральных СМИ они до сих пор муссируются в качестве очередного повода для антироссийского хайпа.

Но и без антуража событий 8 августа Северодвинск и Нёнокса представляют собой постоянную цель для представителей иностранных разведок,

как и многие другие предприятия военно-промышленного комплекса РФ. Знаменитый храмовый комплекс в Нёноксе с единственной в России деревянной пятишатровой церковью совершенно недоступен для осмотра даже обычным паломникам, что уж там говорить о трех американских полковниках.

Сотрудники американского посольства о желании посетить Северодвинск не заявляли, да и вряд ли их пустили бы. Разовое посещение завода «Севмаш» даже для россиян приравнивается к получению допуска высокого уровня, хотя в сам город Северодвинск въехать не проблема.

Другое дело, что американцы сперва сели на поезд до Нёноксы, но, видимо, вовремя поняли, что их остановят на подъезде. Вышли и пересели на поезд в обратном направлении, где на вокзале в Северодвинске на них обратил внимание дежурный сотрудник транспортной полиции (а не ФСБ, что примечательно). Полицейского сержанта заинтриговали странные «грибники» (американцы были одеты так, как, по их мнению, одеваются жители Русского Севера, отправляясь на болото за грибами), говорившие между собой по-английски.

В российском МИДе предположили, что сотрудники американского посольства «заблудились», и Мария Захарова предложила подарить посольству бумажную карту России, раз у них GPS не работает.

Большинство комментариев также отталкиваются от ключевого слова «клоуны». Оно, конечно, больше всего подходит для определения этой блестящей разведывательной операции, проведенной сразу аж тремя американскими разведывательными ведомствами: военно-морской разведкой (Кёртис), разведкой МО (Данн) и ЦРУ (Арриола).

Сложно представить, на что надеялись «грибники» и чего они вообще хотели достичь. Если проверить, насколько эффективно действует система безопасности, то ответ получен. И он больше характеризует саму эту троицу, чем местных контрразведчиков: они бы еще парашюты за собой по Воскресенской улице Архангельска (местной Тверской) таскали. Если им просто надо было зафиксировать свое появление где-то на подступах к полигону в Нёноксе и включить счетчик Гейгера, то игра свеч не стоила.

Но всегда есть вариант, что не так все просто.

Для понимания. Автомобильной дороги в Нёноксу и соседний поселок Сопка, где (именно в Сопке, а не в Нёноксе) и располагается 45-й Государственный центральный ордена Ленина испытательный полигон Военно-морского флота, физически нет. Никакой. Ниоткуда. Тундра. Болота. Морошка и ягель. Те же самые грибы. И бакланы. Очень много бакланов.

От Солзы до Сопки на вездеходах ездят «по-поморски»: во время отлива по песку Летнего берега Белого моря. Не успел доехать – смыло приливом вместе с вездеходом. Строительство автомобильной трассы туда началось как раз летом этого года в связи с возросшей ценностью полигона, и сейчас проезд доступен на специализированных грузовиках и внедорожниках высокой проходимости. Да и то не в любое время года. Так что железнодорожная ветка от Северодвинска, построенная еще трудолюбивыми жителями ГУЛАГа, – единственная возможность туда доехать.

Но Сопки и Нёнокса – закрытый район, туда не то что иностранцы, туда граждане России без специального разрешения заехать не смогут. Да и станция Нёнокса расположена южнее Нижнего озера, в двух километрах от поселка в тундре.

Хорошо, как-то ты туда доехал, но дальше ты как там функционировать будешь? Два километра по тайге для американского капитана первого ранга и двух полковников в экипировке «русских грибников» – непосильная задача. Просто постоять с дозиметром и убежать обратно греться в бар гостиницы архангельской «Пур-Наволок», где на видном месте фотогалерея побывавших там знаменитостей от Владимира Путина до шведского короля Карла XVI Густава? Это серьезное приключение, будет что внукам рассказать.

На языке спецслужб такое удивительное поведение, граничащее с легкой формой ментальной инвалидности, принято называть «таранной разведкой». Доблестная троица делала практически все, чтобы их застукали и вынесли порицание вплоть до высылки. Вряд ли они коллективно решили закончить таким образом свою российскую командировку – обычно для такой формы «самоотвода» используются более простые методы типа бытового пьянства, романа с местной блондинкой или серийных ДТП. А «таранная разведка», как правило, применяется для отвлечения внимания от более реальных и продуманных способов проникновения, а часто просто маскирует их.

Это откровенно устаревший метод, как и «прорыв границы». Все это можно прочесть только в воспоминаниях ветеранов о событиях слишком далеких 1950–1970-х годов. Были, конечно, и недавно случаи «просто зайти», «я-тут-дверью-ошибся» на некоторые закрытые предприятия, но они тоже воспринимались как совсем уж какой-то кружок «очумелые ручки». В современном мире аккредитованным дипломатам с прозрачным статусом пытаться въехать в секретную зону, переодевшись в грибников, – это ж какая-то пародия на разведку, чистый китч, James Bond’s trip.

Если они всерьез рассчитывали доехать до Нёноксы и тем самым посрамить российскую контрразведку – вот в таком духе и продолжайте. Уже давно идут разговоры о том, что представителей западных разведывательных сообществ в РФ надо как можно чаще брать с поличным и высылать с максимальным шумом.

Этим хотя бы можно слегка уравновесить беспрецедентную пропагандистскую кампанию против российского разведывательного сообщества в англоязычных СМИ.

Тем более что поводов своей клоунадой они дают много, и только христианской долготерпимостью нашей можно объяснить крайне лояльное к ним отношение. Сторонники долготерпимости объясняют свою позицию тем, что за высылкой последует зеркальный ответ – и так до бесконечности, что будет ослаблять и наши позиции за границей. Но вот что теперь делать с ними такими красивыми, румяными с северного морозца и с грибными лукошками в руках?

Но если они всерьез пытались прощупать систему охраны Северодвинска и Нёноксы или отвлечь внимание от возможного реального туда проникновения, то в этом могут быть задействованы только персонажи, ориентирующиеся на местности и не бросающиеся в глаза. То есть никто. Попасть в Нёноксу или Сопку постороннему практически нереально. То есть попасть с риском для жизни можно, но в поселке с 510 официально зарегистрированными жителями (Сопка) из числа «старожительных поморов» (в Нёноксе и того меньше) затеряться ужас как сложно. Люди там до сих пор Петров день празднуют в качестве местного «дня города» и хороводы водят на Усолье, а местный краеведческий музей состоит из отреставрированного соляного амбара XV века. Вести в такой обстановке оперативно-тактическую разведку не то что американцам – инопланетянам недоступно. Недаром же там место выбрали для сверхсекретного полигона ВМФ РФ.

А рассмешившей нас троице американских полковников пожелаем счастливого пути. Они славно поработали – им славно отдохнуть. Мария Захарова пришлет им рецепт грибного супа, а все, кому положено, сделают из происшедшего соответствующие выводы. В том числе, возможно, и о вероятном ограничении перемещения по стране некоторых категорий американских аккредитованных дипломатов по той же схеме, какую ввели два года назад против наших дипломатов в США. 50 километров от места аккредитации – попытка к бегству. Хочешь посмотреть на красоты России – в сопровождении специально обученных людей.

Взгляд

Next Post

Беззаконие...

Пт Окт 18 , 2019

Рубрики