Юрий Ласточкин. Последнее слово. Взятка

13

Переходим ко второй части обвинения, по статье 290 часть 6 УК РФ «Получение взятки».

Мы очень подробно три месяца рассматривали в суде все эти эпизоды, а в общем-то там особо рассматривать нечего, потому что, я напомню, 23 февраля 2014 года начальник следственного комитета по ЯО генерал Липатов сказал, что 23 февраля 2014 года дело рассмотрено, исследовано и готово для передачи в суд.
В суд оно попало в апреле 2015-го, то есть более чем через год.

Чем я занимался этот год? Просто сидел в тюрьме, пока нужно было подгонять и шить дело, по десять раз допрашивать свидетелей…
В чем меня обвиняют? В том, что я вымогал взятку сначала у директора МУП Рыбинска «Теплоэнерго» Иванова, затем у безработного Иванова, который был уволен на совершенно законных основаниях. Вымогал за то, чтобы ему устроиться на должность заместителя директора или исполнительного директора рыбинского МУПа.

Я считаю ненужным и неуместным проходить по всем делу, мы это все рассматривали месяцами — слушали показания свидетелей, экспертов, аудио— и видеоматериалы. Я бы хотел остановиться только на наиболее важных, с моей точки зрения, как подсудимого моментах.

Я прочитал обвинительное заключение, в нем ничего нового не появилось, не устранены имеющиеся противоречия, просто перепечатано то, что было напечатано следователем Федоровым.

Я хочу еще обратить внимание, что мое дело по статьям 201 и 290 все это время расследовала следователь по особо важным делам Новикова. Однако в начале 2015 года она была уволена без объяснения причин. И дело вернулось следователю Федорову. Поменяли ст. 201 на ст. 160, потому что за это время рыбинское НПО «Сатурн» так и не обратилось с ходатайством о возбуждении уголовного дела. Не было собрания акционеров, не было совета директоров. Ничего не было. И истекал срок давности по ст. 201. Поэтому перевели на ст. 160 ч. 4. Мы все грамотные, знаем, как это все делается.

Итак, переходим к ст. 290. Я подтверждаю все свои показания, которые дал в суде. Обращаю внимание на главные моменты.

С моей стороны никаких попыток вымогательства денег у Иванова прямо, либо через Телегина не было и быть не могло.

В декабре 2013 года мы с моей защитой написали заявление о провокации взятки. В декабре мы не могли знать, что будет посажено все главное управление по борьбе с экономическими преступлениями и коррупцией.
Я хочу напомнить, что мне было отказано в проведении очных ставок как с Телегиным, так и с Ивановым. Почему-то эти люди отказались, а в обвинительном заключении написали, что, оказывается, эти очные ставки были, и я на этих очных ставках был изобличен и Ивановым, и Телегиным. И все было доказано.

Напомню, что они просто отказались от очных ставок в декабре 2015 года. Других возможностей с ними пообщаться, задать вопросы у меня больше не было. Но, тем не менее, в ходе следствия я был ознакомлен с результатами экспертизы по моему делу. Мы эту экспертизу рассматривали, эксперт Захаров, затем второй эксперт. Они дали показания, подтвердили свои выводы в суде.
Так вот, напомню, это экспертиза Министерства юстиции РФ, которая делалась по запросу следователя по особо важным делам, старшим советником юстиции, сотрудником следственного комитета по Ярославской области.

Когда мы получили результаты экспертизы, там четко и ясно черным по белому написано: Ласточкин НЕ вымогал никаких денег у г-на Иванова.

Это все оглашалось в суде, выступал эксперт Захаров. Он доктор филологических наук. То же самое подтвердил эксперт Степанов, который также допрашивался здесь. Но эксперт судебной медицины Министерства юстиции.

Однако следователя Новикову это не устроило. Была назначена новая экспертиза. Ее уже проводил не эксперт Минюста, а сотрудник следственного комитета с педагогическим образованием, которая пришла к иным выводам.

Я напомню фабулу. Она в том, что Иванов до начала оперативно-розыскных мероприятий (ОРМ), тех, с которыми нас ознакомили в суде и следствии, неоднократно приходил ко мне с разными предложениями. В частности, оказать помощь в финансировании избирательной кампании кандидатов в областные депутаты.

Сначала он хотел сам стать депутатом, потом отказался, но затем пришел с предложением. И все разговоры происходили и со мной, и с Телегиным только по инициативе Иванова.

Иванов показал, что, оказывается, я вымогал с него деньги за победу в конкурсе (на должность директора МУП Рыбинска «Теплоэнерго»). Члены конкурсной комиссии были допрошены. Нет смысла повторять их показания. Они сказали, что никаких указаний я никому не давал.

Повторю. Все разговоры происходили по инициативе Иванова.

Далее. В ходе знакомства с результатами следствия моей защитой было обнаружено огромное количество материалов, которые между собой не стыкуются. Как в показаниях Иванова, так и в показаниях Телегина.
Также было обнаружено огромное количество нестыковок в показаниях сотрудников полиции. Я остановлюсь чуть подробнее здесь.

Если мы с вами сейчас окажемся на ул. Республиканской, дом 23 в городе Ярославле, то увидим на стене здания — Управление Министерства внутренних дел Российской Федерации по Ярославской области. То есть это составная часть Министерства внутренних дел страны.

Однако было обнаружено, что, оказывается, сотрудник полиции майор Сумливый в отпуске занимался выдачей технических средств, подписанием актов. Сначала он подтвердил, что техсредства не выдавал и уехал в отпуск. Когда же всплыла аудиозапись, Сумливый показал, что, оказывается, он был отозван из отпуска. Защита посмотрели приказ МВД, каким образом старший офицер отправляется в отпуск и вызывается из него. В приказе четко написано — кто отправляет, тот и возвращает. Отправлял его генерал Трифонов. Приказа Трифонова на отзыв нет.

Численность сотрудников управления экономической безопасности и противодействия коррупции на территории Ярославской области — почти 200 чел. И какая была нужда вызывать без приказа Сумливого, чтобы он подписал акты и повесил техсредства на Иванова 15 июля, никто нам не объяснил.
Я далек от мысли, что в УЭБиПК можно идти куда хочешь, выдавать приборы, подписывать секретные документы. Однако Сумливый в отпуске подписывал секретные документы.

Далее. На одной из аудиозаписей было обнаружено, что кроме тех материалов ОРМ, которые есть в суде, на записи существуют и другая информация. Есть разговор сотрудника полиции с Ивановым, в котором он инструктирует Иванова, что говорить Телегину, что говорить мне, когда «подсекать», когда заканчивать фразы.

Так формируется доказательная база для организации провокации. Но эта запись в суде не была рассмотрена. Сторона обвинения настаивает, что этого не было: откуда засекреченная запись взялась? Однако же прокуратура Ярославской области обратилась с письмом в ФСБ РФ, и мои адвокаты Анискин и Маркарьян были допрошены следователем ФСБ, и дали показания о том, как к ним попала эта запись.

Оказывается, у нас в РФ гостайной является то, как организуют провокации. То есть, как учат потенциальных взяткодателей, что, как и кому говорить какие фразы. А Иванова не надо сильно учить, он — бывший оперативный сотрудник КГБ СССР…

Более того, два дня назад в суде мы услышали информацию о перепутанных дисках с результатами ОРМ. Один диск уходил, другой приходил и осматривался — против этого не попишешь, есть фотографии, есть номера, есть описания.
Так вот, я считаю, что это провокация.

Причины поведения Иванова? Я думаю, их много. Очевидно, после его увольнения в октябре 2013 года за развал работы в МУП Рыбинска «Теплоэнерго» — это ненависть ко мне. Он, очевидно, считал, что я его уволил, хотя я его не увольнял, но не был против этого. Уволили его за дело.
Поэтому он в течение двух-трех недель особенно активизировался.

Далее — это путаница в показаниях сотрудников УЭБиПК по ЯО о том, что они выдавали, что не выдавали (технические средства).

Мне в принципе все равно, о чем разговаривал Иванов с Телегиным, у меня есть два или три разговора с Ивановым, которые состоялись по его инициативе. Здесь что интересно. Мы имеем дело с технологией провокации.

Каким образом она строится. Я уже говорил и повторю. В суд были представлены примерно 20 процентов от тех разговоров, которые реально происходили. То есть записи отбирали и складывали так, как надо. Все обвинения в мой адрес не содержат никаких прямых указаний, разговоров, просьб. Они в том, что Иванов «подумал, что я это имел в виду». Не я сказал — неси взятку, а он подумал… Никаких указаний нет, просьб нет, вымогательства нет.

Я на первом допросе 25 октября 2013 года следователю Горшкову честно сразу сказал: да, Иванов предложил деньги на выборы областных депутатов. Да, я согласился. Есть такая возможность — помогай. Это была инициатива Иванова, мне отказываться никакого смысла не было. А оказывается, прямую речь можно толковать по-разному: не на выборы депутатов, а на мои выборы, и не на мои выборы, а мне лично взятку. Абсурд полный.

Заключение экспертов это опровергает.

Когда уволили Иванова, я считаю, за дело, подготовку к зиме он развалил, он через несколько дней пришел ко мне, плакал, рассказывал о своей трагической судьбе, о том, что у него нет семьи, нет квартиры, теперь у него нет работы, его выселяют из казенного жилья в городе Рыбинске. И я знал, что Иванов уже не сотрудник МУПа. Я ему рекомендовал, где найти работу. Четко сказал: я не против, чтобы он продолжил свою деятельность. Он не может быть первым руководителем, потому что он провалил дело. Но он может кем-то работать, сторожем, бухгалтером, замом возможно. Но для этого ему нужно было договориться с тем человеком, который к тому времени возглавил МУП Рыбинска «Теплоэнерго». Ему было сказано: иди, договаривайся с Амплеевым.
Через некоторое время Иванов приходил ко мне: я, дескать, с Амплеевым договорился, но Амплеев хочет услышать это от меня. Я говорил: хорошо, передайте ему, что я не против, работайте, если вы договорились. Я знал, что если он будет там работать замом или исполнительным директором, за него будет отвечать Амплеев, а не я.
Этого разговора на записях нет.

Затем мы встретились с Ивановым и Амплеевым. Ситуация была очень сложная. Кроме того, что была сорвана подготовка Рыбинска к зиме, не было подано тепло, главная проблема, за что и уволили Иванова, не эта. В 2013 году Рыбинск был должен за тепло более 300 млн рублей за газ и теплоэнергию, которую покупали. 700-750 млн не было собрано с управляющих компаний. По сути, была провалена четырехлетняя работы администрации Рыбинска. Я два месяца занимался избирательной кампанией, был в отпуске.

Из отпуска я приехал в конце июля 2013 года и первый раз Иванова увидел в августе. На территории рыбинского Теплоэнерго шло собрание по поддержке кандидатов в депутаты Ярославской облдумы. Там было примерно 200 человек, Иванов сидел на первом ряду. Но ни на этом собрании, ни после я ни с какими просьбами к нему о передаче денег не обращался. Хотя разговоров в июле было много. Разных. Ну, если человек не выполнил обещание, подошел бы сказал… Нет.

Собрание прошло, кандидатов поддержали. Далее следующий эпизод. Это Крохмаль. После Крохмаль — разговор о необходимости его работы. Но нигде ни в июле, ни в августе, ни в октябре, ни на одной записи я не вымогал никаких денег и не просил Иванова ни о чем.

Но были другие записи, где Иванов, например, в открытую предлагает деньги: вот, Юрий Васильевич, я вам обещал летом, не помог, готов деньги передать.
На что я ему конкретно отвечаю: милый мой, сейчас какой месяц? октябрь? 8 сентября в Рыбинске были выборы, 11-го — инаугурация. О чем речь, если выборы депутатов закончились?

Однако эти записи, которые составляют алиби, в суд не были предоставлены. А были предоставлены отобранные записи. 80 процентов разговоров пропало. Были выставлены какие-то сумбурные вещи. И, в общем-то, обвинение строится на основании разговора Телегина с Ивановым.

Я думаю, что не составляло никакого труда запутать человека, которому в то время было уже за 70. Совершенно понятно, что с ним происходило во время следствия…

У нас и моим адвокатом Юдиным была целая ночь с 24 на 25 октября 2013 года со следователем. И когда я спрашивал, а как, если я денег с Иванова не требовал и все бред, как Телегин в суде будет выступать? Мне сказали: а вы не переживайте, на него все собрано, деваться ему некуда, он все свои показания в любом суде подтвердит.

Тогда же мне предложили немедленно написать явку с повинной и выдать деньги. В противном случае, дескать, г-н Телегин не увидит своего внука (видимо, речь идет о том, что Телегина посадят на реальный срок). Я сказал, что судьба внука Телегина меня тревожит, но не так сильно. У меня самого есть дети и меня тревожит более их судьба. Дальше мне сказали, что начнутся обыски, в том числе у меня дома, у моей мамы, инвалида 1 группы. Я согласился.
Обыски происходили у меня в рабочем кабинете, в принадлежащем на тот момент мне дачном доме, в моей квартире. Естественно, ничего найдено не было. Ни рубля. Поэтому все, что мы сегодня имеем, это показания Иванова.

Конечно, если бы было другое время, я, наверное, здесь бы сидел за связь с французской, английской, американской, японской разведками. Потому что партнеры — французские, комплектующие — американские и английские, станки — японские.

В 1937 году — на заводе я имел доступ к этим документам — было расстреляно 13 руководителей. Главный технолог, главный инженер… Их расстреляли за строительство испытательной станции в Рыбинске рядом с роддомом. Прошло 70 лет. Испытательная станция работает на том же месте. И роддом на том же месте, рядом с заводом через забор. 13 человек расстреляли, но не стали ни роддом переносить, ни станцию.
Сейчас у нас 58 статья — это 290. Настолько хорошо ее организуют…

Возвращаюсь к событиям 2013 года. На что еще хотелось бы обратить внимание суда.
На заявление о провокации, которое мы сделали. По этому заявлению меня допрашивали формально. На момент допроса не было результатов экспертиз. Не был даже опрошен свидетель, от которого я получил сведения о готовящейся провокации. Кто этот человек, от которого 8 октября 2013 года я получил информацию? Это один из офицеров УВД по Ярославской области. До сих пор я его не знаю, фамилию мне не назвали. Просто что-то у человека было в душе. Я далек от мысли, что в УВД работают… одинаковые люди.

…Далее история с понятым, который якобы случайно шел мимо здания администрации в Рыбинске на рыбалку. А оказалось, что у него совместный бизнес с Крохмаль — оперативным сотрудником УВД… Уровень квалификации этих людей ничтожно низок, потому что какой квалификацией нужно обладать, чтобы записать в понятые по взятке того, чей бизнес зависим… Вы знаете, как это пишут в пьесах: смех в зале, занавес.

И вот из таких вещей создано это дело. Оно, в общем-то, и не расследовалось, потому что там и расследовать нечего. Три моих разговора с Ивановым, десять 10 разговоров с Телегиным, отрицательное заключение экспертов, не было найдено ни рубля…

Я подчеркиваю: на момент передачи миллиона рублей Телегину 24 октября я находился в отпуске на охоте. Никаких вопросов я не решал и не мог решить. Я бы ушел не 24-го, а 23-го, заявление на отпуск переписывал. Но у нас 23 октября были учения в Рыбинском районе и как-то странно меня попросили на них присутствовать. Тогда я значения не придал.

…Чтобы здесь не было ни у кого вопросов, у нас все лето 2013 года шла избирательная кампания. Руководил ей — а я был выдвинут партией «Единая Россия» — тогдашний секретарь центрального исполкома партии, прикомандированный к нам из Москвы Виктор Борисович Кидяев. Полномочия этого чел были чрезвычайны. УВД было придано ему. И каждый день на оперативные совещания к Кидяеву приходили сотрудники полиции и докладывали, что сделано УВД по ЯО для осуществления выборов в регионе.
Мне Кидяев, а мы с ним много работали, позвонил в сентябре и рассказал, что к нему в Москву приезжали из областного УВД и очень подробно расспрашивали о том, как ко мне относятся в партии.

Я подумал, может, там решили, что я хочу сделать партийную карьеру… Но когда 8 октября меня проинформировали, что готовится провокация, конечно, это было крайне неприятно.

Было сказано, что деньги будут принесены через кого-то из близких людей, названы были водители, секретари, Телегин. В общем-то, так оно и получилось.
Находиться в этом состоянии очень неприятно. Я хотел об этом объявить на инаугурации, но не сделал. Наверное, моя ошибка в том, что не собрал пресс-конференцию, не обратился к адвокатом, не относился к этому серьезно.

Состояние мое было очень сложное, тяжело таким образом работать. За мной следили практически в режиме он-лайн, следили за моими перемещениями, проведением совещаний. Напомню, встреча с Ивановым состоялась после совещания с управляющими компаниями Рыбинска, где мы разговаривали о том, что долги огромные, трехкратное увеличение за полгода дебиторской задолженности, двукратное увеличение просроченной кредиторской задолженности. В это время был освобожден от должности Иванов. И в это же время в МУП Рыбинска «Теплоэнерго» были уволены начальник отдела по работе с клиентами, директор по экономике. И Амплеев на этом совещании не владел ситуацией. Обнаружилось, что Иванов не передавал дела как положено. И директор на совещании не мог ответить, кто кому и сколько должен.

Иванов наподписывал различных бумаг, простив или обнулив часть долгов или дав рассрочку, которая никогда не окупится при стоимости тех денег, которые привлекаются на обслуживание долгов Теплоэнерго. Я думаю, что эти рассрочки сыграли свою роль в этой истории.

Собственно, когда я понял, что Амплееву тяжело, что Иванов не передавал дела, и зная о желании Иванова работать, я предложил Амплееву — пусть Иванов поработает заместителем. На что мне 22 числа Амплеев сказал — нет. Почему? Потому что он изучил двухлетнюю работу Иванова в Теплоэнерго: она отвратительная, мне такой зам не нужен, я справлюсь сам. Это было слово генерального директора Теплоэнерго. Я опешил, потому что Иванов мне совсем другое рассказывал: что Амплееву не хватает только моего «да» и он возьмет его на работу. Очевидно, он, зная о том, как я умею разговаривать, думал, что я буду давить на Амплеева. Но это исключено, потому что есть принцип единоначалия. И если человек назначается на первую позицию, он отвечает за все, в том числе и за своих подчиненных.

Когда я услышал, что Амплеев не хочет брать Иванова, я сказа: все, разговор окончен.
Он выходит из кабинета и обманывает Телегина, что разговор будет продолжен. Не было никакого продолжения.

Но самое интересное — это когда человек все время ходит обвешанный техникой, но вдруг начинают пропадать некоторые разговоры. До обеда есть разговор, а после обеда, оказывается, у него изъяли технику и он пошел ко мне без записывающего оборудования. Ну в это же никто не поверит! Потому что записывалось все тотально. Вот он разговор про Крохмаль записывает, а когда ему по-русски говорят: пошел вон, — не записывает.

Теперь я бы хотел остановить на таком вопросе. А собственно из-за чего сыр-бор. Меня много спрашивали: кто заказчики. Почему такой интерес ко мне. Завод-то давно продан, и никакого отношения к изготовлению двигателей я не имею.

Я вам скажу, откуда. 23 июля 2013 года я возвратился из отпуска, приехал к губернатору Ястребову и в его кабинете встретился с одним из руководителей Единой России. Мы говорили о том, в чем причина возбуждения уголовного дела и стоило ли мне идти на выборы. Я сказал, что если кто-то думает, что место главы Рыбинска намазано медом, тот ошибается. Рыбинск с дефицитным бюджетом, разрушенной инфраструктурой, накопленными проблемами… «Если решите, я не пойду». На что мне гость, как опытный политик, очень подробно рассказал, в чем суть проблемы.

Напомню ситуацию лета 2013 года в Ярославской области. Против меня возбуждено уголовное дело, ранее был задержан мэр Ярославля Урлашов, проходили митинги, готовились выборы в областную думу, и как они пройдут, никто не знал. Ярославская область тогда имела скандальную репутацию, это сейчас все утихло. Однако сейчас из 50 депутатов областной думы 42 депутата из ЕР, из них 10 из Рыбинска — стопроцентный результат.

Так вот, гость четко и ясно в присутствии губернатора объяснил мне политическую подоплеку. Были сделаны закрытые опросы ФСО и Единой России по ситуации в Ярославской области. Эти опросы имели высокую степень достоверности, и они показали, что если в сентябре или октябре 2013 состоятся выборы губернатора, то Ястребов не будет избран. А большинство жителей из перечисленных фамилий выберут меня. Я, конечно, засмеялся. Я никогда не имел никаких желаний и политических амбиций. На что гость мне сказал: ты, Юра, чудак, кто тебя будет спрашивать, тебе скажут, пойдешь и будешь участвовать. Но твои «друзья» из промышленности, они понимают, что если ты вместо уездного города будешь на другом месте, то что будет с тобой, никто не знает. Где тебя искать и как останавливать. Отсюда действия следователя Федорова, который, находясь в Москве, вдруг озаботился моей политической карьерой. Хотя мы прекрасно знаем, что в двухсоттысячном Рыбинске какая может быть политика. Никакой политики, кроме разбитых дворов, убогих школ и сломанных стадионов, бюджета с дефицитом на 60%.

Я сообщил, что амбиций у меня нет, я работаю в Рыбинске по совершенно другой причине — я здесь родился, вырос и моя задача привести Рыбинск в порядок. Не более и не менее.

На этом собственно разговор закончился. Он был достаточно интересен. Гость дал понять, что дело по 201 статье «шитое», идите, Юрий Васильевич, на выборы, обеспечивайте победу депутатам Единой России, мы считаем, что ваше дело будет рано или поздно закрыто.

И когда 24 октября 2013 года следователь Новикова ко мне приехала, еще до того, как ночью был допрошен Телегин, она четко сказала: мы хотим ваше дело закрывать, вы не дадите показания по 201 статья, как там с «водокачкой»? И я с адвокатом Юдиным в течение трех часов рассказывал, как с «водокачкой». Но уже в 21 час по Первому каналу пошел сюжет… Это тоже технология — «запомоить». Ко мне забежал один полковник. Он сказал, что Сугробов дошел до Колокольцева, Колокольцев уже доложил выше: дело у вас непростое, поэтому вам никакой помощи, если вы надеетесь, не надо ждать, никто вам помогать не будет.

Все, что я говорю сегодня, я готов повторить под присягой. Ничего не выдумываю.

Я хочу вернуться к теме о причинах возбуждения уголовного дела. Эпизод с гостем из Москвы — не главное. Дело в том, что все мое дело построено на интересе ко мне управителей в промышленности. Эти люди за 8 лет не создали ни одного нового самолета, сорвано большинство планов по созданию нового  типа оружия. Им, конечно, не нужны те, кто в чем-то разбираются и могут спокойно смеяться над их действиями. Для меня эти люди были и остаются прохиндеями, несмотря на свои должности, звания, погоны по одной причине — я такой же гражданин России, как они. Никаких преступлений, хищений, взяток я не совершал. Более двух лет я подвергаюсь незаконному уголовному преследованию.

Я читаю СМИ. Там четко и ясно написано сколько у того же Сугробова с генеральской зарплатой 150-200 тысяч рублей обнаружено имущества — примерно полтора млрд, квартиры по 300-500 млн рублей на него, супругу, водителя. Эти люди, выполняя разные указания, конечно, мотивировались и поощрялись достаточно серьезно, чтобы пойти на серьезное преступление. Это уже очевидно. Часть преступлений доказана. Я думаю, будет доказано еще очень много. Я совершенно уверен, что рано или поздно такой же процесс будет и в Ярославле, достаточно некоторым предпринимателям написать заявления. Это может произойти одномоментно. Какой пример привести? Ну вот, скажем, если вместо русского генерала в Ярославскую область будет назначен грузин. Как сказал актер Папанов: сядут все…

Приведу один исторический факт. У нас страна сидячая. Сидели многие люди. Сидел Дзержинский. Он много и интересно сидел, рекомендую почитать, если кто-то хочет знать подробности, как он в тюрьмах сидел. Сидел Сергей Королев. Сидел Андрей Туполев. Сидел Борис Стечкин и еще многие… И вот когда старенького Молотова в конце восьмидесятых спросили, а за что Туполев сидел, никто уже тогда не верил, что он на иностранную разведку работал, Молотов ответил: он сидел, потому что эта техническая сволочь нас никого не уважала.
Нужно было показать им, кто есть кто. Я не готов равнять себя с Туполевым, с моей стороны это было бы нескромно. Но хочу обратить внимание, что, наверное, я не меньше не уважаю тех людей, которые сегодня заводят в технологические потемки нашу российскую промышленность. Не могу отвечать за всю промышленность, разбираюсь в машиностроении и авиации, но могу сказать, что здесь полные потемки, и кроме проблем в ближайшие годы нашей стране не предстоит ничего увидеть, узнать или почувствовать. Ничего кроме субсидий, убытков, несделанных самолетов, загубленных судеб десятков тысяч менеджеров, конструкторов, технологов, которые свою жизнь потратят зря на создание абсолютно неконкурентоспособных образцов техники. Естественно, это отражается на всем, что есть в нашей стране.

Я считаю, что я могу об этом говорить, посвятив значительную часть своей жизни созданию авиационной техники.
К сожалению, объективность в том, что ничего не сделано и не будет сделано этими людьми и под руководством этих людей, какие бы должности они ни занимали, сколько бы денег государство ни тратило — а тратятся триллионы рублей…

Так вот, я могу сказать, что я рассказал менее одного процента из того, что мне известно о размере проблем, об ущербе, о срыве, о профанации, о прохиндействе… Поэтому конечно, как можно этого человека не задержать и не возбудить какое-то дело по какой-то водокачке…
Для меня в этом деле никаких тайн не существует. Кто к кому ходил, кто кому звонил. Вся информация рано или поздно возвращается. И из кусочков, которые ко мне поступают, я складываю всю мозаику. И если кто-то считает, что это конец, финиш… Нет, это начало.

Я считаю, будет много судов, расследований, но позже и по другим поводов. Но я могу сказать, что никто от ответственности не уйдет. Я уверен, что записи всех разговоров с Ивановым появятся. Найдутся другие результаты ОРМ…

Я считаю, что Россия — великая страна. Она просто переживает сложные годы. Все это схлынет, пройдет. У нас иного пути нет, кроме как стать нормальной страной, с нормальной правоохранительной системой, органами следствия, независимыми судами.

Если этого не произойдет, страна будет смята и уничтожена. Потому что помочь стране устоять в глобальной конкуренции может только одно: это условия, когда все люди одинаковы перед законом. И когда правоохранительная система не мешает честной эффективной работе.

Говорю аксиомы, самые простые азбучные истины. Но я в этом уверен. Если кто-то считает, что меня можно сломать и испугать, мне просто смешно.
Я кончено далек от мысли, что генералом в Ярославской области будет грузин. Но в том, что он будет адекватный, не сомневаюсь. Что будет наведен порядок во всем… Я говорю это спокойно, потому что я очень много времени, около 25 лет, честно эффективно работал, много сделал на каждой своей работе. Работал не за деньги, а как должен работать русский человек, когда он любит свою стран, свою родину, своих детей, семью, историю.
Я говорю это без пафоса.

Все остальное многократно сказал моя защита. Письменно, устно. Мы передали суду все материалы. Я благодарю своих адвокатов г-на Юдина, г-на Солнцева, г-на Анискина, г-на Маркарьяна, г-жу Коршунову. Я еще раз благодарю жителей Рыбинска.

Я не боюсь абсолютно ничего. Ни-че-го! Я уверен, что будет справедливый приговор. Я уверен, что дело будет иметь продолжение…

Прошу признать меня по всем обвинениям абсолютно невиновным. У меня все. Честь имею.

Некоторые фамилии участников событий не названы по вполне очевидным причинам.

Источник

I11

Начало см. здесь

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.